«Наш профессиональный статус значительно бы повысился, если бы мы стали экспертами в области цветных фильтров» - Иан Джордан

 

Цвета и фильтры

Примерно 25 лет назад мы с моей женой Беатрис, оптометристом, занимались практикой в Баки, Северная Шотландия. Мы только что протестировали пациента, когда он вдруг поинтересовался: «Я слышал о цветных линзах от дислексии. Вы что-нибудь знаете о них?» Я признался, что знаю очень мало, но предложил ему посмотреть на текст через наш небольшой набор цветных линз. К моему удивлению он сказал, что видит намного лучше. Он ушел с парой цветных линз и, фактически, без рекомендаций – цвет улучшил его зрения больше, чем рефракционная коррекция. Через несколько недель к нам пришел еще один пациент, у которого были проблемы с чтением, и так как у нас не было ничего лучшего предложить ему, Беатрис предложила снова попробовать цветные линзы, и опять он сказал, что видит намного лучше. Мне, естественно, хотелось знать, что делать в этих случаях, и, к моему изумлению, оказалось, что никто не знает. Я обратился в ADO (Ассоциация оптиков Британии до ABDO), где меня попросили исследовать этот вопрос и написать доклад об этом. В этом докладе говорилось, что с цветными линзами что-то происходит, и важно провести дальнейшие исследования. К сожалению, этого не произошло, и я почувствовал себя обязанным с этической точки зрения более подробно рассмотреть эффекты визуального стимулирования. Я был очень наивен: это огромная, сложная и захватывающая тема и, на мой взгляд, абсолютно необходимая для оптической практики. Однако даже сейчас большинство профессионалов в области оптики имеют недостаточную подготовку в области этого, как я теперь считаю, фундаментального навыка.У меня не было никакого представления о том, какое влияние это решение окажет на мою жизнь, и положительное и отрицательное, какого уровня знаний я достигну, и в каком огромном числе областей (не только цветных линз) мне придется приобрести знания. Я познакомился с удивительными людьми, посетил много стран, опубликовал пять книг, выпустил один DVD, одну статью (и еще одну в обзоре вопросов), выступил на ТВ, участвовал в клинических испытаниях, захватывающих исследованиях и разработках, получил несколько наград, выступал на радио и сотнях конференций, большинство из которых не были посвящены оптике. Я, также, понял, насколько сильное противодействие оказывается изменениям в том, что должно быть прогрессивной оптической профессией.

 

Плыть против течения

Чтобы продолжить работу, мы продали нашу практику в Шотландии и переехали в Кембридж, где я полностью занялся исследованиями и разработками вместе с некоторыми удивительными людьми, один из которых, являвшийся мировым авторитетом в сфере стереоскопического проецирования, сконструировал инструменты для некоторых ведущих производителей оптики. К сожалению, моя жена не смогла устроиться, и мы решили вернуться на север. Но к тому времени мы поняли, что для значительной части людей стимул был не менее важен или даже более важен, чем рефракция, и мы решили включить контроль стимула в исследования глаз, проводимые Беатрис – в конце концов, именно оптометрист определяет и ,соответственно, прописывает цветные линзы. К этому времени наша кембриджская команда получила финансирование правительства Великобритании для разработки усовершенствованного инструмента оценки стимула – Ортоскопик(Orthoscopics Read Eye). Он по-прежнему является самым передовым прибором в мире. Нам, также, пришлось разработать новые виды цветных линз и фильтров, чтобы использовать результаты, полученные этим прибором, так как стандартные оптометрические цветные линзы имели недостаточный диапазон и были непригодны для многих применений. Используя Ортоскопик мы осознали, на какое число симптомов можно влиять визуальным стимулом, и, к нашему удивлению, мы обнаружили более сотни эффектов. Отсутствие у меня знаний об этих эффектах на тот момент кажется шокирующим признанием, но приобретенные знания в то время (да и сейчас) заключались в том, что цвета и фильтры имеют ограниченное клиническое применение. Очевидно, я не согласился бы с этим на фундаментальном уровне после наблюдения этих эффектов, и меня беспокоит, что оптики по-прежнему имеют такую ограниченную практическую подготовку в области эффектов стимула. Даже сейчас им не показывают, как выбирать цвет или фильтр, как определять конкретный цвет или фильтр таким образом, чтобы его можно было изменять с учетом окружающего освещения, физические, когнитивные и синестезические эффекты стимула, противопоказания к применению цветных линз и способы определения переносимости пациента. Неизбежно страдают пациенты, особенно имеющие особые потребности. Используя такие приемы, как настройка времени визуальной обработки с использованием фильтров (впервые это было отмечено в 1922 году) эти эффекты могут изменить жизнь.

 

Необычная база пациентов

Итак, что необычного в нашей практике и чем отличается наш подход к оптике. Наша база пациентов очень необычна. Большинство из них знают о наличии у них значительных проблем обработки визуальной информации. Примерно половина является аутистами, и у этих особых пациентов фактически всегда присутствуют проблемы обработки сенсорной информации. Эти проблемы требуют значительно больших знаний наших профессионалов в области оптики, так как стандартные оптометрические и оптические технологии часто не подходят и иногда могут причинять вред. Печально, но большинство специалистов в области изготовления стекол имеют недостаточную подготовку в сфере даже основных различий в подходе к проблемам расстройства аутистического спектра (ASD), не говоря уж о более сложных вопросах, с которыми мы сталкиваемся ежедневно. Многие пациенты имеют проблемы в обучении, повреждения мозга, неудовлетворены своими врачами, испытывают значительные сложности при обработке визуальной информации и находятся в состоянии, при котором симптомы реагируют на контроль визуальных стимулов. Профессионалы в различных областях направляют к нам пациентов, и иногда встречаются «нормальные» пациенты. Естественно, мы проводим «стандартное» обследование глаз, используя ОКТ, оценку бинокулярного зрения, рефракцию, поля зрения, тонометрию и т.д. Беатрис является самостоятельным врачом, владеет навыками гипноза (который очень полезен не только при использовании на практике, но и для осознания возможных проблем общения) и хорошими рабочими знаниями в области синестезии, проблем обработки звуковой информации, сенсорной интеграции и особых потребностей. Я обладаю квалификацией в сфере контактных линз, и мне посчастливилось работать и учиться у некоторых самых блестящих умов различных профессий. Так, где недостаточны стандартные тесты, мы разработали различные другие тесты, и несмотря на их отличия, результаты очевидны. Мы можем даже оценить оптимальный фильтр для пациентов, которые не говорят и неконтакты. Некоторые из используемых нами приемов уже известны более 100 лет; тем не менее, они не получили распространение в оптике, хотя полностью признаны в научном мире.

 

Эффекты, которыми обычно пренебрегают

Мы оцениваем оптимальную цветовую гамму в пределах цветового пространства и используем математику для определения линз для конкретной задачи, среды и устранения симптомов. Мы также оцениваем время, эффекты фильтров, зрительную работоспособность, превышающую остроту зрения по таблице Снеллена, движение глаз, синестизические эффекты, проблемы отображения и резкости. Это важно. Например, простили бы люди оптикам, если бы они знали, что фактически все проблемы распознавания лиц и выражений, настолько распространенные при аутизме, можно решить, используя оптимальные фильтры – тем не менее, дети этой группы регулярно уходят, неспособные увидеть даже свою собственную мать. Использование данных остроты зрения по таблице Снеллена в качестве определения зрительной работоспособности часто не оправдывает себя. Приемлемо ли, чтобы оптики отправляли пациентов со скотомами, которые иногда могут быть восстановлены немедленно использованием фильтров? Визуальный стимул может воздействовать фактически на любую составляющую глазного обследования. Тем не менее, эти очевидные эффекты часто игнорируются. Другие профессионалы, такие как учителя и психологи, начинают осознавать воздействие простейших фильтров (наложения). Профпатологи (ОТ) знают, как цветные линзы могут изменить все, и Майен Конарски, профпатолог, опубликовала работу в журнале “Optometry Today”, в которой она перечислила некоторые из возможных улучшений. Задача поставлена: если оптики не понимают или не хотят понять эффекты цветов, этой задачей займутся другие профессионалы в ущерб оптике. Однако, некоторые специалисты в оптике все еще считают, что то, чем мы занимаемся, неверно, и что цвета и фильтры почти или совсем не оказывают воздействия. На мой взгляд, никто, обладающий знаниями в сфере назначения цветных линз или фильтров, не мог бы прийти к такому выводу. Представляется удивительная возможность специалистам в области изготовления линз для очков достичь профессиональных успехов в этом направлении. К сожалению, на данный момент отсутствует соответствующий курс, хотя необходимость в нем уже давно назрела, и профессиональный статус специалистов в области линз для очков значительно вырос бы, если бы они стали экспертами в области цветов и фильтров. Я считаю, что в этом направлении эти специалисты должны стать ведущими, но им потребуется дополнительное обучение. На мой взгляд, подошел бы курс примерно уровня диплома/сертификата в области контактных линз. Примут ли эти специалисты вызов? Мне хотелось бы думать, что да.

 

Перевод Артюхова Е.И.